Поиск по тегу «странное» — ПИПМАЙ: Лучшее со всей сети

Поиск по тегу «странное»

от
до

Коробки: Суперсчастливая Страна Развлечений

Бесцветная равнина от горизонта до горизонта. Странный человек, лицо которого растягивают в гротескном подобии улыбки вонзающиеся в плоть крючки, протягивает билет в парк аттракционов...
 

Автор: Sam Miller. Мой перевод, вычитка: Sanyendis.

Оригинал можно прочитать здесь.

Я уже довольно долго бродил по этим безжизненным, бесцветным равнинам, когда заметил вдалеке странного, бандитской наружности человека в костюме. Губы на его бледном, безносом лице растягивала неправдоподобно широкая улыбка – в уголки рта впивались маленькие крючки, цепочки от которых тянулись к парящим рядом крошечным дирижаблям, разрисованным преувеличенно весёлыми рожицами. Подойдя ко мне, он сказал: «Я Билетёр. Я выдаю билеты». Он протянул мне маленький красноватый клочок бумаги с надписью: «Билет на ОДНО ПОСЕЩЕНИЕ – Суперсчастливая Страна Развлечений». Затем он прошептал: «Отдайте его Кассиру» ‑ и зашагал прочь, скрывшись за линией горизонта.

Я почувствовал, что мне необходимо взять правее, и пошёл вперёд. По правую руку от меня и за спиной протянулась розоватая стена, на которой пестрели плакаты с рекламой аттракционов, клоунов, цирковых уродов и еды. Рядом, метрах в полутора, за стойкой сидел высокий худой мужчина в костюме, с такой же, как у Билетёра, искусственной улыбкой. Цепочки, протянувшиеся от потолка к крючкам в уголках его рта, слегка оттягивали голову назад. Когда я подошёл, он наклонился вперёд, насколько смог, и произнёс хриплым, высоким, как бы срывающимся от напряжения голосом: «Билет…» Он протянул руку с ладонью, напоминавшей худую, костлявую клешню, и я осторожно вложил билет в его дрожащие пальцы. Он поблагодарил меня, выдавливая слова всё тем же странным, напряжённым голосом, и, наклонившись, потянулся к выглядывавшему из-под стойки рычагу, покрытому грязью и следами копоти. Со скрипом и скрежетом передо мной растворились огромные ворота. Я вошёл внутрь. Так началось моё существование в ужасной «Суперсчастливой Стране Развлечений».

---

В общем-то, тут оказалось не так уж и плохо. Здесь есть шатры с клоунами, огромные американские горки, маленькие, забавные «детские паровозики», рестораны и множество других аттракционов. Но есть кое-что, производящее на меня крайне отталкивающее впечатление. Во-первых, цвета. Всё вокруг выглядит как-то блёкло. Во-вторых, у всех посетителей парка, которые бродят и ползают вокруг, одинаковые, ужасающие, чудовищные улыбки, причём у всех они разные. У одних кожу на лице оттягивают крючки, привязанные к странным деревянным блокам, что создаёт болезненное, фальшивое подобие улыбки. У других просто срезаны уголки рта, так что кажется, будто они всегда улыбаются, вне зависимости от того, счастливы они на самом деле или нет. У некоторых к губам тянутся цепочки, как у Билетёра и Кассира, и эти люди не могут сдвинуться с места. Наконец, в-третьих, они все постоянно счастливы. Даже если кто-то должен испытывать сильную боль – в результате травмы или ещё чего-то, что могло бы огорчить человека – если спросить их, что они чувствуют, окажется, что пострадавший испытывает безумное счастье.

---

Второй день подряд я катаюсь на аттракционах. Все они – в лучшем случае посредственные, а в худшем – совершенно ужасные: реквизит из картона, персонажи плоские, а сюжеты кошмарные. Не понимаю, почему всем вокруг они так нравятся. Ночью, если мне удаётся заснуть, я вижу проносящиеся перед глазами письмена. Я не слышу голоса, я вижу только символы. Буквы английские, но из них складывается какая-то тарабарщина. Понятия не имею, что это всё означает.

---

Я очень несчастен. Я нигде. Я везде. Я нахожусь в комнате, а комната – это я. На лицо падает луч света, и я счастлив. В кои-то веки я счастлив. Я чувствую, как все воспоминания покидают мой мозг, когда передо мной появляется большой, похожий на экран предмет. Я вглядываюсь в его непроглядную черноту, и он включается. Он показывает мне счастливые картинки. Он показывает мне картинки счастья. Мне очень понравилась та, где в ужасно избитой сюжетной сцене съели котёнка! Есть картинки с цирком, в котором бродят плохо сделанные персонажи, и светят кровавые тени тысячи солнц! Это чистое счастье! Последние воспоминания улетучиваются из моего мозга, когда я...

---

Я врываюсь обратно в реальность. Я рассматриваю два пустых утолщения на концах моих очень полезных стеблей и вспоминаю о том, что происходило с одним из представителей вида Homo Sapiens. Я вздрагиваю, когда в углу перекатываются несколько пылинок. Я замечаю их, потому что мне предписывается обращать внимание только на те объекты, в которых больше пяти молекул. Я могу лишь догадываться о дальнейшей судьбе этого человека, ведь неведомая сила вытолкнула меня из его мозга. Я лишь записываю то, что он успел заметить, когда я решил поселиться в его мозге в виде нескольких электрических импульсов. Я опускаю глаза, рассматривая своё трёхногое тело, и использую эмоцию, обозначенную как «Эмоция: надежда», единственную, что осталась со мной после того, как та странная, бестелесная сила вытолкнула меня за пределы его разума.

---

Записано в день 13:456:78:2333 на металлических пластинах Фангисай Гахсик Нджуйком.

Другие истории этого автора, которые мы переводили и выкладывали на pipmy:

Покупайте только настоящую газировку!

Расстройство желудка

Шах и мат

Остров

Лошадиная нора

Где-то за радугой

Минутка саморекламы: больше историй - на нашем с Sanyendis канале, Сказки старого дворфа.


Раскрыть

Всё как всегда

Кто играет с героем этого рассказа? Или, может быть, то, что он видит - лишь шутки его больного воображения?
 
 

Автор: Stickydot. Мой перевод, вычитка: Sanyendis

Оригинал можно прочитать здесь.

«Это не мой прекрасный дом. Это не моя красавица-жена». Это слова из песни «Once in A Lifetime». Пожалуй, большинство людей знает группу Talking Heads именно по ней, и сейчас эта песня актуальна для меня, как никогда. Это не мой дом, и да, это – не моя жена.

Это было видно невооружённым глазом, но они продолжали водить меня за нос. Моя жена – метр восемьдесят три ростом, у неё коротко стриженые волосы и красивые зелёные глаза. А сейчас напротив меня за столом сидит… швабра. Швабра, щётка которой выкрашена в чёрный цвет, с приклеенными к ней маленькими игрушечными глазками. И к ней тянутся длинные нити, уходящие в потолок. Когда она изображает, будто ходит по дому, то просто подпрыгивает, а когда говорит, то делает это визгливым голоском, который совсем не похож на её обычный бархатистый голос – так мог бы говорить кукловод в маппет-шоу. Обри и Лиза, кажется, не замечают ничего необычного, но им обоим всего по два года, и я списываю это на детскую глупость.

И это не мой дом. В моём настоящем доме стены выкрашены настоящей краской, как в доме любого нормального человека, а не размалёваны, как страничка в книжке-раскраске. К тому же, вся мебель жёсткая, даже кровать. Вчера я разрезал подушку и обнаружил, что это, на самом деле, кусок слоёного картона.

Понятия не имею, чьих это рук дело, но с меня хватит. Чёрт побери, да я уже три дня не могу выйти из дома – моя проклятая «жена»-швабра бросается наперерез к двери и говорит, что хочет проводить со мной больше времени. Мне не удалось выскользнуть наружу даже ночью, потому что окна, похоже, заколочены, хотя я и не нашёл никаких гвоздей. Если это не прекратится в ближайшее время, я сделаю всё возможное, чтобы вытащить отсюда себя и детей.

-----

Сегодня я ударил свою «жену». Я не хотел, она сама напросилась. Она лежала на диване и делала вид, будто смотрит что-то на нашем вырезанном из картона телевизоре. Я подошёл и прямо спросил её – за что она так со мной поступает? «В чём дело, милый?» ‑ спросила она. Чёрт побери, она отлично понимала, в чём дело. Я схватил её за ручку и начал трясти, крича ей в лицо. Это был просто бессвязный крик, без слов. А потом я оттолкнул её. Она отлетела назад и упала на пол. Швабра-«жена» начала плакать, а я бросился к выходу.

Входная дверь была не заперта, я распахнул её и бросился вперёд. И оказался в спальне. Это длится уже чересчур долго для простого кошмара. Теперь моя «жена»-швабра не разговаривает со мной, а дети, кажется, боятся, что папа обидит и их тоже. Я бы никогда не поднял на них руку.

-----

Вчера подменили и Обри, её место заняла маленькая метёлка для пыли. У неё тот же голос, что и у моей «жены», только она притворяется, будто говорит, как маленький ребёнок. А раньше Обри говорила полными предложениями. Я игнорирую её и стараюсь не спускать глаз с Лизы. Не хочу, чтобы забрали и её.

«Жена» делает вид, будто разделывает курицу на кухне – то есть скачет вверх-вниз перед разделочной доской, на которой лежат нож и кусок сырого мяса. Кажется, у меня появилась идея.

-----

Я обрезал ей нити. «Жене», не «Обри». Даже если всё это – какой-то кошмарный сон или галлюцинация, я не хочу навредить детям. Она упала на пол, из обрезанных нитей потекла какая-то белая жидкость, похожая на молоко, а имитировавший её голос пронзительно закричал. Дом содрогнулся, и я упал на колени. Лиза схватилась за «Обри», и их обеих начало поднимать в воздух. Я схватил их и изо всех сил потянул на себя, но то, что управляло нитями, было слишком сильным. Я мог только смотреть, как Лизу и метёлочку-«Обри» втягивает в потолок. Я схватил останки «жены»-швабры, взобрался на стул и начал стучать ею о потолок, крича, чтобы они вернули моих детей, но безрезультатно.

Теперь я остался один в этом картонном доме. Я перебрал все варианты – инопланетяне, социальный эксперимент, который проводит правительство, безумие – но что толку? Что бы ни играло со мной, оно меня бросило. Еда закончилась два дня назад, я грызу картон. Может быть, моя настоящая семья находится в другом картонном домике? Жаль, что я убил «жену»-швабру. Да, это не моя настоящая красавица-жена, но даже с ней было лучше, чем остаться здесь в полном одиночестве.

Композиция, о которой идёт речь в рассказе:

Нам очень важна обратная связь. Пожалуйста, не стесняйтесь оставлять отзывы; если история не понравилась, найдите минутку написать в комментариях, почему (не устроило качество перевода, само произведение, что-то ещё).

Больше историй - на нашем с Sanyendis ТГ-канале, Сказки старого дворфа. Ваши отзывы и подписки - лучшая мотивация продолжать работу.


Раскрыть

Коробки: Зубная фея

Не следует пренебрегать советами стоматолога, пусть даже его вид кажется вам несколько странным. Вы ведь не хотите, чтобы вашим ртом заинтересовалась Зубная Фея?..
 
 

Автор: Sam Miller. Мой перевод, вычитка: Sanyendis

Оригинал можно прочитать здесь.

Я сижу в приёмной. Пол покрывает ужасно липкий ковёр. Потолок – такой же липкий ковёр, и даже на стенах – тоже он. Все поверхности выстланы этим отвратительным ковролином. Насколько я помню, стоматологический кабинет должен выглядеть как-то иначе. Хотя я давненько не был на приёме у стоматолога; может быть, сейчас так принято, кто знает?

На столике рядом с моим креслом лежит несколько журналов. Картинки на обложках какие-то смазанные. Не помню, чтобы раньше мне такие попадались. Один, например, называется просто «Стулья!». Я наугад беру его и листаю – и правда, в нём только фотографии самых разных стульев. На обложках других журналов просто белые кляксы и цветные разводы, на одной изображено что-то, напоминающее наполовину сдувшийся воздушный шар с нарисованным на нём лицом. В приёмных часто кладут журналы, чтобы посетители не скучали, но таких странных я ещё не видел.

Я откладываю очередной журнал, на страницах которого напечатаны фотографии обезьян в плохом разрешении, и оглядываю очередь. Нет, это точно не обычный стоматолог. Вокруг нет никого, хотя бы отдалённо напоминающего человека. У некоторых гуманоидные очертания тел, но нет лиц, у других, напротив, есть лица, но тело выглядит совершенно непривычно. Один напоминает кучу гниющего мусора, из которой выглядывает сверкающая безупречной белизной фарфоровая маска, а другой, кажется, весь состоит из перекрученной металлической проволоки, в которой снуют тараканы. Есть ли у них вообще зубы? Пока я, сдерживая отвращение, недоверчиво разглядываю посетителей, меня окликает женский голос. Он звучит вполне нормально, но за дверью я вижу медсестру, голова которой представляет собой шевелящийся шар из зубов. У неё нет ни глаз, ни ушей, ни даже носа, а кожа жирная, красная и влажная. Зубы на её голове ровные и белые, цвета слоновой кости, а дёсны, из которых они растут, ярко-розового цвета. На медсестре белый халат, к которому приколот красный значок в форме зуба. Она хватает меня за запястье и тянет за собой.

Мы минуем множество поворотов, идём по тоннелям, пробегаем мимо дверных проёмов, окон, ворот, больничных палат и бесчисленных залов. Мимо снуют такие же медсёстры, они, похоже, отводят пациентов обратно в приёмную. Наконец мы останавливаемся перед дверью, на которой зелёной краской нарисован зуб. Медсестра поворачивает ручку и пропускает меня внутрь. Я пытаюсь что-то спросить, но она подносит руку в перчатке к скоплению зубов, заменяющему ей голову, и издаёт странный шипящий звук, очевидно, прося сохранять тишину.

В кабинете стоит кресло, а рядом с ним меня ожидает стоматолог – с такой же головой, как у медсестры, но в синем халате. Над креслом нависает монструозная конструкция, из которой во все стороны торчат петли проводов, шипы, жужжащие скальпели, зеркала, ложки, металлические пластины и зажимы; есть даже несколько рук с ладонями, затянутыми в перчатки. На стоящем подле кресла столике разложено ещё больше шприцов, трубок и ножей… Как по мне, ужасно много ножей.

Врач жестом приглашает меня присаживаться в кресло.

‑ Здравствуйте, друг мой, ‑ говорит он. – Пожалуйста, располагайтесь, и мы приступим.

Он говорит с еле заметным немецким акцентом, мне мерещится в его словах насмешка.

‑ Чёрт возьми, да ни за что. Что вы собираетесь со мной делать? – выпаливаю я на одном дыхании.

‑ Ну, мы просто удалим вам лишние зубы! Вы же не хотите встретиться с зубной феей, верно?

‑ Что? Какая ещё, к чёрту, зубная фея? Что вы несёте? Я не позволю вам ничего удалять, у меня нет никаких лишних зубов!

Медсестра ахает, поднося руки к тому месту, где должен находиться рот, а стоматолог, опешив, с тревогой в голосе восклицает:

‑ Но ведь всё очень серьёзно! Впрочем, если вы не хотите, чтобы мы привели количество ваших зубов в норму, я вынужден попросить вас покинуть кабинет. Если, конечно, вы не передумаете.

‑ Нет, ни за что!

‑ Ну, стало быть, вам пора, ‑ быстро отвечает стоматолог и машет мне рукой в сторону двери. Медсестра буквально выталкивает меня в коридор и захлопывает за моей спиной дверь. Я слышу крик доктора:

‑ И не забывайте регулярно чистить зубы!

Я остаюсь в одиночестве посреди тоннеля, обитого всё тем же липким ковровым покрытием.

Я пытаюсь вернуться в приёмную. Откуда-то доносятся разговоры и звуки шагов. Я оглядываюсь в поисках медсестёр и пациентов, но вокруг ни души. Изогнутые спиралью тоннели и бесконечные коридоры с яркими коврами сменяют друг друга; эта клиника больше похожа на лабиринт.

До меня долетает новый звук. Это скрежет. Скрежет зубов. Я чувствую чьё-то внимание, словно кто-то примеривается ко мне. Я слышу позвякивание – это клацают друг о друга стальные иглы.

Я заворачиваю за угол и вижу какое-то существо. Первое, кого я встретил за довольно долгое время. Его тело имеет гуманоидные очертания, но оно парит в воздухе и покрыто вместо кожи тем же отвратительным липким ковролином, что и всё в этом месте. Я подхожу ближе и поднимаю руку, чтобы осторожно похлопать фигуру по плечу, но оно мгновенно поворачивается вокруг своей оси. Его пасть наполнена рядами трущихся друг о друга, скрежещущих зубов. Вместо глаз – ещё два маленьких рта, и зубы в них тоже непрерывно совершают жевательные движения. Тонкие и хрупкие на вид руки и ладони топорщатся от прорастающих сквозь «кожу» стоматологических инструментов – от шприцов со странными жидкостями до поблёскивающих сталью бормашин. Не шевеля ни единым мускулом, существо скользит по воздуху ко мне. Я отступаю на пару шагов. Оно протягивает в мою сторону руку, средний палец заканчивается жужжащим сверлом. Я бросаюсь бежать.

Оно бесшумно скользит следом за мной по бесконечным коридорам. Я слышу за спиной жужжание, скрежет, клацанье и лязг.

Тупик. Оно загнало меня в угол. Схватив левой рукой за голову, правой оно разжимает мне рот и начинает вырывать зубы, а его рты продолжают клацать. Как бы я ни пытался освободиться, оно крепко держит меня, не выказывая признаков усталости.

Я прихожу в себя в каком-то грязном переулке. Одежда измазана кровью и нечистотами. Сколько я уже лежу здесь? Лицо будто онемело. Я ощупываю свой рот. В нём не осталось ни одного зуба.

Другие рассказы этого автора, которые мы переводили и выкладывали на Pipmy:

Покупайте только настоящую газировку!

Расстройство желудка

Шах и мат

Обратная связь имеет значение. Пожалуйста, если история не понравилась, найдите минутку написать в комментариях, почему (само произведение, качество перевода, что-то ещё). Буду признателен.

Минутка саморекламы: на нашем с Sanyendis канале, Сказки старого дворфа, свежие переводы появляются раньше. Если рассказ заинтересовал, в ТГ есть ещё несколько произведений этого автора. А вчера выложили новый перевод: проснувшись, девушка увидела, что город затянул странный красноватый туман с запахом плесени, но, к сожалению, не посчитала это достаточно веским поводом, чтобы остаться дома. Заглядывайте, мы будем рады.


Раскрыть

Три короткие странные истории

Что делать, если девушка в придорожной закусочной выглядит как-то... не так? Если в дом вламывается незнакомец, а оператор службы спасения тебе не верит? Наконец, чем может быть опасен обычный коврик под входной дверью?

Автор: Thomas Wisdom. Мой перевод, вычитка: Sanyendis.

Оригинал: 1, 2, 3.

История первая. Жареный повар

Грубый посетитель.

Я была на работе, и тут зашёл этот парень, но с ним что-то было не так, понимаете? Что-то в его внешности, или, может, в ауре, я не знаю. Он подошёл, посмотрел меню и заказал бургер и картошку фри. Я беру бургер и вижу, что он нервничает всё сильнее, понимаете? Будто призрака увидал. Я спрашиваю, содовую будете? А он молча кивает. И… и я даю ему содовую, а он будто взбесился. Отпрыгивает назад, а потом как швырнет поднос мне прямо в лицо! Засранец! Бросился бежать, врезался в дверь, долго дёргал ручку, а потом вывалился наружу и просто свалил, да ещё и не заплатил.

Вот поэтому я и увольняюсь. Мне за такое не платят.

 

Жареная девушка.

Еду я по трассе, и есть захотелось, понимаете? А тут как раз съезд, и вывеска: «MR FRYWELLS FRY ZONE». Никогда об этом чёртовом кафе не слышал, ну, думаю, ладно, заскочу. Асфальт на съезде был не очень, но в целом ничего такого, проехать можно. А само кафе… Там было очень чисто, понимаете? Представьте себе самое чистое здание, в котором когда-нибудь были. Там вот, там было ещё чище. Слишком… слишком чисто, вот. Даже для ресторана там было слишком чисто, не то, что в какой-то забегаловке. И вот, захожу я, смотрю меню, заказываю бургер и картошку фри, и тут обратил внимание на эту цыпочку… Простите, на эту женщину за прилавком. Она казалась… ну, неправильной, что ли. Кожа у неё странная была, не знаю, как описать…будто хрустящая, прожаренная до корочки. Берёт она бумажный стаканчик, ставит его на поднос и просто… ну, запихивает в него целый бургер. А где моя картошка, думаю? А она всё держит руку в стаканчике, и она… ну, она просто отвалилась. Её рука, я имею в виду. Что? Нет, не протез, я бы сразу понял, это просто… ну, это была её рука. Ни крови, ничего, а внутри полая. Но там внутри что-то было. Похоже, ну… на картофельное пюре, наверное? А девушка спокойно спрашивает: содовой, мол, налить? У меня язык отнялся, я просто кивнул. А она наклонилась вперёд и… у неё изо рта что-то полилось, будто кровь! И оно шипело! Я совсем обалдел. Назад отпрыгнул, поднос оттолкнул… Даже дверь не сразу смог открыть. На дорогу выбрался, а вывески-то и нет. И съезда этого тоже нет. А ещё… В общем, я на днях бумагой порезался. И кровь…

Господи, моя кровь, она шипела и пузырилась!


История вторая. Звонок в службу спасения

Алло?

Да, у меня в доме какое-то животное.

Понятия не имею, кажется, похоже на обезьяну. Увидело меня и убежало, я едва успел сделать фото. Секундочку…

А? У него кожа такого странного розоватого оттенка, и оно было почти совсем лысое…

Что?

Нет, такой противный розоватый оттенок. У людей кожа совсем другого цвета. Так, у него было два глаза, рот, сейчас увеличу фото…

Фу, там ещё такой жуткий комок между глазами и ртом. А внизу на нём какие-то отверстия…

Что? Нет, это не розыгрыш, это… Какого хрена? Нет, я не описываю человека! Чёрт возьми, я же сказал, у него было два глаза, два!

Алло?!

Вы что… вот зараза, трубку бросили!


История третья. Кровососы

Кое-что они сделать не в состоянии.

Не могут пройти мимо кучки мелких предметов – вроде песка, риса или бус. Обязательно должны всё пересчитать. Не могут войти в дом без приглашения. У них аллергия на чеснок и розы – наверное, они разрушают их нейронные связи?

Но они учатся, они становятся умнее. Да, войти они не могут– но это не помешает им вытащить вас на улицу, стоит только открыть дверь. Некоторые одевают изъеденные молью противогазы и защитные костюмы – наверное, крадут в старых бункерах. В общем, они находят лазейки.

Я сижу, свернувшись калачиком в подвале, и пытаюсь не закричать. Дело в том, что мне только что пришла в голову одна мысль, и я никак не могу от неё избавиться. Может быть, это паранойя: я же рассыпал несколько мешков с песком и разбросал рис по всему дому… но, кажется, об одной мелочи я всё же забыл.

Перед входной дверью остался коврик с надписью: «Добро пожаловать».

 

Обратная связь имеет значение. Если история не понравилась, найдите минутку написать в комментариях, почему (сам рассказ, качество перевода, что-то ещё). Буду признателен. Надо ведь учиться на ошибках, верно?

И минутка саморекламы: сегодня на нашем с Sanyendis канале, Сказки старого дворфа, как раз выложили совсем свежий перевод (Sam Miller, известный вам, возможно, по рассказам Шах и мат и Покупайте только настоящую газировку!). Заглядывайте, мы будем рады.


Раскрыть

Пять странных фактов. Часть XXIII

Обязательный Disclamer: Я обычно пишу большие лонгриды на всякую странную тематику, но в процессах поисков натыкаюсь на кучу мелких историй, растянуть которые в полноценную статью не позволяет даже моя графомания. Поэтому — небольшую подборку странных штук из мира вокруг. Они не особо подвергались проверкам с моей стороны — искать доказательства и подтверждения всего этого времени просто не было. Можно возражать, исправлять и гнобить, кто вам запретит, да?

Где остальные 7 частей? Ну, они на Пикабу и я тут просто продолжаю традицию. Постараюсь вести их переодически.

Картинка в заголовке статьи служит для привлечения внимания. Так нейросетка представляет этот выпуск, после скармливания всех ключевых слов из статьи. Ищите пасхалки сами.

---


В начале XVII века Ньютон и Гюйгенс спорили друг с другом о том, зависит ли скорость объекта в жидкости от вязкости среды. Типа где проще будет плыть человеку — в водичке или в... ну, допустим, в сметане? Ньютон утверждал, что да, в более вязкой среде эта скорость будет значительно ниже. Гюйгенс — что нет, если и будет различаться, то ненамного. Исаак в этот момент писал книгу «Математические начала» и запихал туда обе версии, мол — лень объяснять, решайте сами, дорогие читатели. И в 2004 году эта загадка была наконец-то решена. Конец!

Чем не люблю тексты, вы видите, сколько ещё текста и сразу понятно — нет, это ещё не конец. Почему? Потому что здесь неважно, кто прав. Важно как. В значении — как был построен эксперимент. Профессор Эдвард Касслер и его студент Брайан Геттельфингер решили, что наука — это весело и значит надо пользоваться по полной. И они построили модель в реальном времени. Да, они добыли 300 кг гуаровой камеди, бухнули всё это в 25-метровый бассейн и залили водичкой. Правда, перед этим им пришлось выдержать бюрократический ад и собрать 22 разных разрешения, в том числе и доказательства того, что всю эту субстанцию, напоминающую сопли, можно будет спускать в канализацию. 

Потом они взяли 16 добровольцев, среди которых были как профессиональные спортсмены, так и любители, и начали эксперименты. Оказалось, что Гюйгенс был прав. Время пловцов в получившемся сиропе отличалась примерно на ±4% от аналогичных показателей в обычной воде. Поэтому учёные сделали простой вывод — для объектов размером в человека вязкость вещества не влияет на скорость. Пусть «вязкое сопротивление» «невводе» выше, но зато и гребок у вас получается мощнее. И два этих эффекта компенсируют друг друга. 

Приятным бонусом стало то, что после их эксперимента они стали знаменитостями на кампусе университета. Ну и статью написали.

---


Я уверен, что тут среди читателей наверняка есть люди, которые увлекаются разной фэнтезиписательской и игрательской фигней. И им я посвящаю этот странный факт. Для вдохновения, так сказать. Что это предмет перед нами? Очевидно, что дверная ручка. Но теперь вопрос — из чего она сделана? Нет, это не металл, и даже не дерево, как может показаться. Это такой материал, который был давним предком пластика. Из него делались достаточно сложные по орнаменту предметы — ручки, рамки, даже украшения. И даже использовали в качестве колёсиков на роликовых коньках. А теперь, переходим на уровень выше. Как назывался этот материал? 

Гемацит. Похоже на камень, но различные знатоки языка увидят тут знакомый корень Гема — означающий кровь. Да, это тупо кровь. И опилки. То есть люди в XIX веке посмотрели на то, что у них как-то слишком много отходов производится. Скотобойни генерируют литры крови, лесопилки — опилки, зайчики — трамвайчики... блин. Короче, в Нью-Джерси один доктор по фамилии Диббл, придумал смешать кровь и опилки, а потом запихнуть полученную массу в гидравлический пресс. Чисто позырить, что произойдёт. И в результате получил этот самый материал. На него уходили отходы, он достаточно легко принимал форму, полировался, ему было по фигу на внешние воздействия (по крайней мере, так утверждала реклама) и...

А потом появился более дешёвый бакелит и об этом жутковатом материале забыли. Гемацит просуществовал всего около 15 лет. Но если у вас много опилок и крови — можете попробовать сделать его подобие. 

---

 

На своём канале я как-то рассказывал про Верден. Если кратко — 10 месяцев сидеть в окопах, потерять около миллиона человек, чтобы закончить всё это на тех же позициях, что были до сражения. То есть там были шатания туда-сюда на несколько десятков километров. Но всё закончилось в тех же окопах, что и начиналось. В общем — идиотизм чистой воды, хотя с героическими нотками. И вот недавно наткнулся на то, что, оказывается, сейчас эта территория выглядит вот так как на картинке. А заодно является так называемой «Красной зоной» (Zone Rouge). То есть там запрещено селиться. Вообще. Территория в 1040 км² настолько плотно засыпана снарядами, что, в общем-то, никто не знает, под каким зелёным холмиком может лежать смертельный сюрприз. И ладно, если это будет обычный снаряд — некоторые безбашенные фермеры на своих тракторах пытаются заниматься там земледелием. Обычно после того как их трактор превращается в груду обломков, они редко решают повторить. Но обычно, они остаются живы — трактора защищают от взрывной волны. Но не от иприта или хлора, который всё ещё законсервирован в химических снарядах. 

Сейчас за разминирование этой территории отвечает целый Department du Deminage. И по мнению некоторых сотрудников, чтобы сделать эту территорию пригодной для жизни людей надо около 300 лет. С другой стороны — теперь эта территория свободна от людей, такая капсула во времени, как всё развивалось бы, пропади люди примерно 100 лет назад.

---

 


В Японии с 1907 года есть закон против порнографии. И по нему лишение свободы грозит всем, кто выставляет, распространяет или продаёт непристойные документы, изображения или иные предметы (все участники Канамара-мацури¹ негодуют). 

И понятно, что понятие непристойности — это чёт такое... аморфное. И люди через какое-то время стали задавать околофилософские вопросы: что есть мораль? Кто мы, зачем дрочим, можно ли считать это непристойностью, если такова человеческая природа. Поэтому устав от софизмов, закон заменили на более проработанную версию — всё, что побуждает сексуальное желание и чувство стыда. Но опять же получилось размыто. То, что вызывает чувство стыда у какой-нибудь кисейной барышни, для бывалого отаку — скучный вторник. Ладно — махнули рукой японские законопридумыватели, хрен с вами. Хотите рисовать письки-сиськи, делайте их хотя бы как-то нереалистично. Например... эээ... ммм... ну вот, волосы у женщин между ног нельзя рисовать! Вот! Точка! 

Ага — сказали мангаки-хентайщики. Значит, волосатых женщин рисовать нельзя, а вот безволосых... Шикарно. Тыдыщ! Рождение и расцвет лоликон-хентая! Ну а чё, всё по закону.

¹ Весёлый праздник в честь железного пениса, который проходит в храме Канаяма города Кавасаки. Отмечают победу над хитрым демоном, который спрятался в вагине девушки и откусывал всем женихам пенисы. И тогда по просьбе пострадавшей, кузнец выковал ей железное дилдо, о которое демон обломал зубы и скрылся с позором. Традиционно в этот праздник проститутки просят беречь их от профессиональных заболеваний, а вся выручка идёт в фонд помощи разработки лекарства от ВИЧ. Два факта по цене одного. 
---


Кароч, это Роберт Дерст. Его семья занимает позицию в первой полусотне самых богатых американцев. И у них происходит фигня. В 1982 году, его любимая жена Кэтлин вдруг исчезает. Муж заламывает руки и кричит — тот, кто даст хоть какую-то информацию, получит от меня аж 100 тысяч баксов. Но её так и не нашли. Хотя жёлтая пресса весело обсасывала, что возможно богатенький богач сам убил жену, не желая давать ей развод — доказать этого не смогли. В 2000 году их общую с женой подругу находят мёртвой в квартире. А сам Роберт ударился в бега. Причину этого он потом объяснить не мог, но люди предположили — что эта девушка знала что-то про убийство Кэтлин и решил замести следы. Пока суд да дело, его арестовали в 2015 году. 

Но в 2001 он опять попал в сложную ситуацию — его подозревали в убийстве и расчленении Морриса Блэка. Все улики были против Роберта, но он настаивал на том, что была самооборона и паника — я пытался замести следы и вообще «шоколад не виноват». Присяжные в Техасе, как известно, очень ценят самооборону и поэтому Роберта оправдали. Он провёл всего 5 лет в заключение за фальсификацию улик. И однажды, в 2010, к нему пришли с идей документального фильма, попытаться разобраться во всём этом. Документалка называлась The Jinx: The Life and Deaths of Robert Durst. Дерст дал согласие, и киношники начали копать. Копали тщательно, и в конце они должны были взять интервью у самого героя фильма...

И вот тут идёт то, ради чего я всё это писал. Во время интервью Роберт отпросился в туалет, и там разговаривая сам с собой, произнёс фразу: «Вот и всё — тебя поймали. Что я, чёрт возьми, натворил? Убил их всех, конечно». Откуда мы это знаем, раз дело было в туалете? А он забыл снять микрофон, и команда продолжала писать звук. В 2021 году ему дали пожизненное.

---


Раскрыть

Людские странности.

Сколько странных людей вы видели??? А в чем эта странность проявлялась???

каждый день на обед с коллегами хожу в одну и ту же столовку. И заметили там чувака, которого очень сложно не заметить. 
У него довольно странная манера потребления еды: 

1. он ВСЕГДА просит гарнир и «второе» положить отдельно.

2. Он ВСЕГДА берет +/- одно и тоже (на цену это не влияет, дальше поймёте)

3. Рацион: гарнир (или/или, и только) греча, рис, макароны. Третьего не дано. Даже если будет капуста/овощи/картошка/пюре; всегда только рис/ макароны/греча. 
киней в добавок: отварная сосиска или котлета. Есть отварная курица, тефтели, рыба, шницеля, нет. Или сосиска или котлета. 
4. Чай и половина стакана воды. Именно половина. Если больше, то человек эту воду сливает в тэн.

5. 2 куска хлеба. 

процедура еды: 

он выбирает стол, всегда у окна. С половины стакана воды делает глоток. Потом идёт МЫТЬ РУКИ ( в этот момент у меня появляется желание всю его еду смешать в блендере и посмотреть на реакцию)

Возвращается, начинает резать ОЧЕНЬ МЕЛКО сосиску. Если это котлета (а это очень редко), то сначала обрезает края со всех сторон, потом режет на очень маленькие кусочки. 

Жрет все это дело с ОДНИМ куском хлеба (а брал их два). Причём конец хлеба, за который он держался, не доедает (как и кончики сосисок, панировку котлет). 
пьет из первого стакана чай со ВТОРЫМ КУСКОМ ХЛЕБА (его также не доедает).

про пол стакана воды помните??? 
после еды и чая он его допивает, но ВСГДА оставляет +/- 1 сантиметр (не допивает). 

Игра угадай логику. Зачем и для чего все эти манипуляции. 
это не в целях экономии 100%, так как при наличии сосисок он может взять котлету (которая дороже) или при наличии макарон (которые дешевле), он возьмёт гречу (что дороже).

есть предложение, что у чувака ОКР, но это не точно. 
если нужна информация допом - с ним здороваются на «вы», в столовой персонал его узнаёт, на вид 40-45 лет максимум. 


Раскрыть

Шах и мат

Признаться, я с особенной нежностью отношусь к авторам, не гнушающимся нотки безумия в своих произведениях. Картины, которые рисует в своих рассказах Сэм Миллер, встают у меня перед глазами, словно наяву.

Чёрное-белое поле. Квадратные каменные плиты под ногами. Странные существа рядом, в вышине - размытые фигуры. Это Бог? Сколько уже длится партия, вечность?

Автор: Samuel Miller. Перевод мой, вычитка Thediennoer (Sanyendis).

Прочитать оригинал можно здесь.

Белое. Чёрное. Белое. Чёрное. Я делаю очередной шаг, вхожу в дверной проём и оказываюсь… где-то.

- Эй, что происходит? Где я? – Я оглядываюсь по сторонам и вижу вокруг множество неясных фигур. Смотрю вниз – я стою на твёрдой белой плите, похожей на каменную. Тут очень-очень холодно, руки покрываются мурашками, а зубы стучат почти по-мультяшному. Я поднимаю руку, чтобы коснуться плеча стоящей рядом фигуры. Оно твёрдое, как камень.

Фигура поворачивается ко мне, и я могу наконец-то рассмотреть её как следует. У существа длинное рыло, заканчивающееся оскаленной пастью. Зубы напоминают человеческие, но слабо поблёскивают серебром, словно зубной протез, влажный от слюны или покрытый ртутью. Над рылом нависает блестящий шлем. Присмотревшись, я понимаю, что это часть головы существа: из отверстий, предназначенных для глаз, тянутся густые, длинные пряди волос, а на месте шеи – что-то, смахивающее на мясистый сустав. Его тело длинное и трубчатое; из решётки на груди раздаётся почтительный голос:

- Приветствую тебя, о Король! Я буду служить тебе до конца! – длинномордое существо кланяется, его длинные ноги, напоминающие лапки сверчка, сгибаются в подобии реверанса.

- Эм… Х… Хорошо. Как тебя зовут?

- О, вы не знаете? Но, сэр, я же всегда стоял по левую руку от вас!

- Простите, мой… мой рыцарь.

Я отворачиваюсь, чувствуя себя неловко из-за того, что задал такой бестактный вопрос. Положив руки на твёрдый круглый предмет, стоящий передо мной, я смотрю на расстилающееся впереди чёрно-белое поле. Среди замерших в тени фигур выделяется яркое пятно – это женщина, кутающаяся в подобие жёлтого сарафана. Пьедестал, на котором лежат мои руки, вздрагивает, и я смотрю вниз.

Мои глаза слегка расширяются от удивления. Я медленно опускаю голову, рассматривая крохотное существо, стоящее передо мной. На его круглой голове переливается белым и золотым пара твёрдых хитиновых надкрыльев, как у жука. Оно оборачивается ко мне, и я вижу самое очаровательное личико, какое только мог себе представить! Огромные глаза с маленькими зрачками, чудесные малюсенькие мандибулы, изогнутые в подобии улыбки. Чуть краснея от смущения, я приветливо улыбаюсь крохе.

- Ваше величество! – восклицает это милое существо, удивлённое тем, что я обратил на него внимание.

Я негромко хихикаю и поглаживаю существо по жёсткому экзоскелету, покрывающему его голову. В хитиновых коготках существо сжимает малюсенькую алебарду. До меня доносится низкое, громовое мычание и звук тикающих часов. Милый кроха, стоящий передо мной, вытягивается по струнке; бесчисленные ножки, скрывавшиеся под основанием его приземистого конического туловища, выпрямляются. Существо быстро переползает вперёд, останавливается и, пыхтя и отдуваясь, снова опирается на алебарду.

Подняв глаза, я замечаю их. Две размытые дряблые фигуры, нависающие над головой. В окружающей их колышущейся пелене видны мигающие зелёные огни. Мельтешат длинные тонкие усики мельтешат, то касаясь чёрно-белого поля, то задевая полускрытые тенями фигуры вокруг. Откуда-то слева доносится пронзительный звук, напоминающий паровозный гудок, и кто-то кричит:

- Приготовиться! Враг приближается!

В нашу сторону ползёт существо, внешне полностью идентичное прелестному крохе, которого я заметил ранее, но его блестящий экзоскелет совершенно чёрный, как и у тех движущихся в вышине существ. Малыши сближаются и, едва завидев друг друга, начинают размахивать алебардами. Наверное, в мире не найти других настолько плохих бойцов. Они как попало машут оружием в разные стороны, не причиняя друг другу ни малейшего вреда.

- Какая прелесть!

- Кха, смотреть тошно на это дурачество! А ну, расступись, мелюзга, дайте пройти! – рычит странное длинномордое существо, стоявшее рядом со мной. Оно пытается протолкаться вперёд, распихивая соседей древком своего длинного острого копья, но никто не двигается, и тогда существо взмывает в воздух и проносится над головами. Его длинные ноги, похожие на сверчковые, позволяют ему прыгать невероятно далеко, и рыцарь опускается прямо на нашего очаровательного врага, и его копьё без труда находит щель между надкрыльями на затылке малыша.

Всё тонет в доносящемся откуда-то сверху грохоте, переплетающемся с возгласами стоящих вокруг существ. Женщина в сарафане на другом конце поля удивлённо приоткрывает рот. У меня на глаза наворачиваются слёзы при мысли о том, что такая милая зверушка была жестоко расчленена, а потом растоптана в синюю кашицу ударами сверчковых лап, поддерживающих коническое туловище моего рыцаря.

Я не знаю, сколько прошло времени. Этот кошмар мог продолжаться несколько часов, дней или недель, а я просто стою на месте. Я вижу, как всё больше маленьких очаровательных пехотинцев, сжимающих в своих крохотных милых ручках алебарды, ползут вперёд с горящими глазами, дико размахивая оружием, а потом превращаются в синеватое месиво под ударами конических торсов других существ. Я вижу приземистых червеобразных существ с твёрдой и потрескавшейся, как кирпич, кожей, с клоакой, окружённой концентрическими рядами зубов, которые говорят через решётку на голове. Они свободно скользят взад и вперёд, и на плитах, по которым они проползли, остаются скользкие лужицы слизи. Я вижу веретенообразные конструкции, сжимающие в стальных когтях перекрученные посохи. Из напоминающих дымоходы труб, венчающих их тела, возносятся молитвы тем, кто нависает над нашими головами. Они называют их обоих Богом. Это кажется мне странным, ведь если их двое, разве это не два разных бога? Кажется, я не двигаюсь с места целую вечность. Женщина в сарафане тоже стоит неподвижно уже много веков.

Почти все крохотные солдатики погибли, окрасив плитки пола в пурпурно-синий цвет своими бедными очаровательными кишками. У меня на душе становится грустно при мысли о том, что таким милашкам приходится погибать от рук червей, непонятных конструкций и странных, смахивающих на лошадей, тварей. Женщина, стоящая рядом со мной, с оглушительным боевым кличем клацает гигантскими мандибулами, а затем бросается вперёд, чтобы вонзить своё жало в мягкую щель между каменными плитами вражеской червячной башни. Это Королева. Бело-чёрная оса. Мандибулы, украшающие её многоглазую морду, выдаются далеко вперёд, и только толстое склизкое брюшко замедляет движение её невероятно ловких и сильных ног. Прекрасная и смертоносная: неудержимая королева-воин, она с лёгкостью убивает этих очаровательных малышей, и это мешает мне наслаждаться её красотой.

Наконец осталось в живых лишь несколько наших пехотинцев. Они загнаны в тупик и могут только бестолково размахивать своими маленькими алебардами, задевая друг друга. Вражеская Королева, такая же прекрасная и смертоносная, как и наша, приближается ко мне. Чувствуя внезапную боль в ногах, я, едва ковыляя, делаю несколько шагов в сторону. Она летит ко мне, её серое брюшко отвисает до самой земли, и меня охватывает ужас. Я поднимаю голову. Зелёных мигающих огней стало ещё больше, над нами танцует целое облако машущих усиков, некоторые из них касаются моей кожи. Я отползаю ещё на несколько шагов. Я отчаянно озираюсь по сторонам в поисках спасения. От волнения пот струился бы уже по спине, если бы здесь не было так холодно.

Я снова чувствую боль в ногах. Ещё несколько шагов в сторону. Чёрная королева подлетает вплотную, её огромная, покрытая хитиновой бронёй туша нависает надо мной. Я чувствую, как её длинные густые волосы касаются моего лица, мандибулы клацают над самым ухом. Мысли разбегаются, я пытаюсь пошевелить ногами. Что-то движется под кожей, моя нога сама по себе отрывается от плиты, на которой я стою. Раздаётся громкий треск, я опрокидываюсь на спину, кувырком лечу назад и падаю в мокрую и туманную пустоту.

 

- О нет, я сбил своего короля с доски!

- Ну так найди его!

- Чёрт, нигде не вижу, наверное, куда-то закатился.

- Сейчас принесу нового. Но учти, я выиграл! Просто чтобы ты знал.

- Ещё разок?

-----

Пожалуйста, не стесняйтесь оставлять комментарии о качестве перевода и о самих рассказах. Надо расти над собой, и без обратной связи тут никак не обойтись.

-----

Этот рассказ входит в цикл "The Boxes"; другие истории этого автора, которые я выкладывал на pipmy:

Покупайте только настоящую газировку!

Расстройство желудка

Ещё два рассказа из цикла (Суперсчастливая Страна Развлечений и Лошадиная нора) можно прочитать у нас на канале: Сказки старого дворфа. Заглядывайте, нам будет приятно.


Раскрыть