Как невозбранно лизнуть сайту без палева, регистрации и смс. — ПИПМАЙ: Лучшее со всей сети

Как невозбранно лизнуть сайту без палева, регистрации и смс.

Ответ вот на это

- Лизнуто,  не  спорю,  —  снисходительно  заметил  Одмэн, — действительно лизнуто, но, если говорить беспристрастно, лизнуто очень средне!

 - Я ведь не foxxy89,  — с достоинством  и надувшись, ответил YashaCyckerman и неожиданно подмигнул Одмэну.

- А  дай-кось я попробую  по старой памяти, — сказал  YashaCyckerman, потер руки, подул на пальцы.
- Но но, ты смотри, — послышался суровый голос Одмэна с одмэнки, — без членовредительских штук!

- Одмэн, поверьте, — отозвался YashaCyckerman и приложил руку к сердцу, — пошутить,  исключительно пошутить... —  Тут  он вдруг вытянулся  вверх, как будто был резиновый, из  пальцев правой руки устроил какую-то хитрую фигуру, завился, как винт, и затем, внезапно раскрутившись, лизнул.

Этого лиза foxxy89 не почувствовала, но она его  увидела в то время, как ее вместе с горячим stslamом бросило саженей на десять в сторону. Рядом с нею с корнем вырвало дубовое дерево, и земля покрылась  трещинами до  самой  реки. Огромный  пласт берега,  вместе  с  пристанью и рестораном, высадило в реку. Вода  в  ней вскипела, взметнулась, и на противоположный  берег,  зеленый и низменный,  выплеснуло  целый   речной  трамвай   с  совершенно  невредимыми пассажирами. К ногам храпящего горячего stslamа и foxxy89 швырнуло убитую свистом YashaCyckerman галку...

Продолжение следует...


Раскрыть
YnonaXexexe(╬▔皿▔)╯
2 месяца назад

Так Лиза и так редактор. Ей подлизывать не надо 

+5
2 Нырнуть
2 месяца назад

Это ты прокурора потом будешь умалять!))Изображение

+1
3 Нырнуть
Jetroll
2 месяца назад

Яков, я вашу маму «в кино водил», ваш народ, был таки довольно известен своими талантами и упорством. Так ради чего, вы так грубо плагиатите тексты помершего человека?

Kobraz
2 месяца назад

Типа если редактор то и не лизать уже?

она может и редактор но ведь и Лиза!

+2
3 Нырнуть
redactor
2 месяца назад

Я редактор и я не понимаю кого лизать и зачем

+2
4 Нырнуть
Kobraz
2 месяца назад

Это потому, что нужно отлизать что бы стать редактором а не наоборот. Потому и не ясно ;)

+3
5 Нырнуть
redactor
2 месяца назад

А админ об этом знает? Почему редакторы тогда ничего не отлизывали?

+1
6 Нырнуть
Kobraz
2 месяца назад

У Админа есть стиратель памяти как у людей в Черном. 

+6
7 Нырнуть
redactor
2 месяца назад

Но действует он только на самого админаИзображение

+3
8 Нырнуть
2 месяца назад
Комментарий удалён
2 месяца назад

И вибрирует?..
Изображение

9 Нырнуть
redactor
2 месяца назад

А должно?

10 Нырнуть
2 месяца назад

Ну пожааалуйста!..
Изображение

+1
11 Нырнуть
redactor
2 месяца назад

Может не надо?

12 Нырнуть
2 месяца назад

А может надо?)))

13 Нырнуть
redactor
2 месяца назад

Лучше не надо

foxxy89
2 месяца назад

Про меня уже истории сочиняют)Неожидала)

+4
2 Нырнуть
2 месяца назад

Лиха беда начало, хулитам!)))

3 Нырнуть
foxxy89
2 месяца назад

Пиши продолжение, интересно же)

+1
4 Нырнуть
2 месяца назад

Однажды весною, в час небывало жаркого  заката, в Москве, на Патриарших прудах,  появились два гражданина. Первый из них,  одетый в летнюю серенькую пару, был маленького роста, упитан, лыс, свою приличную шляпу пирожком нес в руке, а на  хорошо выбритом лице  его помещались сверхъестественных размеров очки в черной  роговой  оправе. Второй  —  плечистый, рыжеватый,  вихрастый молодой человек в заломленной на затылок клетчатой кепке — был  в ковбойке, жеваных белых брюках и в черных тапочках.

     Первый был не  кто иной, как Kobraz, председатель правления одной из крупнейших московских литературных ассоциаций, сокращенно именуемой ПИПМАЙ, и  редактор толстого художественного канала в телеге,  а молодой спутник его  —  поэт  Иван  Николаевич  Понырев,  пишущий  под  псевдонимом YashaCyckerman.

     Попав в тень чуть зеленеющих  лип, писатели  первым долгом бросились  к пестро раскрашенной будочке с надписью «Пиво и воды».

     Да, следует отметить первую странность этого страшного майского вечера. Не только у будочки, но и во всей аллее, параллельной Малой  Бронной  улице, не оказалось ни одного человека. В тот час, когда уж, кажется, и сил не было дышать, когда солнце, раскалив Москву,  в  сухом тумане  валилось куда-то за Садовое кольцо, — никто не пришел под липы, никто не сел на скамейку, пуста была аллея.

     — Дайте нарзану, — попросил Kobraz.

     — Нарзану нету, — ответила foxxy89 в будочке и почему-то обиделась.

     — Пиво есть? — сиплым голосом осведомился YashaCyckerman.

     — Пиво привезут к вечеру, — ответила foxxy89.

     — А что есть? — спросил Kobraz.

     — Абрикосовая, только теплая, — сказала foxxy89.

     — Ну, давайте, давайте, давайте!..

     Абрикосовая  дала   обильную   желтую  пену,   и   в  воздухе   запахло парикмахерской. Напившись, литераторы немедленно  начали икать, расплатились и уселись на скамейке лицом к пруду и спиной к Бронной.

     Тут  приключилась  вторая  странность, касающаяся  одного  Kobrazа. Он внезапно  перестал  икать,  сердце  его  стукнуло  и  на  мгновенье  куда-то провалилось, потом  вернулось, но с тупой иглой, засевшей в нем. Кроме того, Kobrazа охватил необоснованный,  но столь сильный страх, что ему захотелось тотчас же бежать с  Патриарших  без оглядки. Kobraz  тоскливо оглянулся, не понимая, что его  напугало. Он побледнел, вытер  лоб  платком, подумал: «Что это  со мной?  Этого  никогда не было…  сердце  шалит…  я  переутомился. Пожалуй, пора бросить все к черту и в Кисловодск...»

     И тут знойный воздух  сгустился перед ним, и соткался из  этого воздуха прозрачный  гражданин  престранного  вида. На  маленькой  головке  жокейский картузик, клетчатый  кургузый  воздушный  же  пиджачок… Гражданин ростом в сажень, но  в плечах  узок, худ  неимоверно, и физиономия,  прошу  заметить, глумливая.  Это был stslam.

     Жизнь Kobrazа  складывалась так, что к необыкновенным  явлениям  он не привык. Еше более побледнев, он вытаращил глаза и в смятении подумал: «Этого не может быть!..»

     Но это,  увы, было,  и длинный, сквозь  которого видно,  гражданин stslam,  не касаясь земли, качался перед ним и влево и вправо.

     Тут ужас до того овладел Kobrazом,  что он закрыл глаза. А когда он их открыл, увидел,  что все кончилось,  марево растворилось, клетчатый stslam исчез, а заодно и тупая игла выскочила из сердца.

     —  Фу  ты  черт!  — воскликнул Kobraz, —  ты знаешь,  YashaCyckerman, у меня сейчас  едва удар от жары не сделался! Даже что-то вроде  галлюцинации было,

— он попытался усмехнуться, но в глазах  его еще прыгала  тревога,  и  руки дрожали.

     Однако  постепенно  он  успокоился,  обмахнулся  платком  и,  произнеся довольно  бодро:   «Ну-с,  итак...»   —  повел  речь,   прерванную   питьем абрикосовой.

     Речь  эта, как впоследствии узнали,  шла об Иисусе Христе. Дело в  том, что   Kobraz  заказал   поэту   для  очередной  книжки   журнала   большую антирелигиозную поэму. Эту поэму YashaCyckerman сочинил, и в очень короткий срок,  но,  к сожалению,  ею редактора  нисколько не  удовлетворил.  Очертил YashaCyckerman  главное действующее  лицо  своей  поэмы, то  есть  Иисуса,  очень черными красками, и тем не менее всю поэму приходилось, по мнению редактора, писать заново.  И вот теперь  Kobraz  читал поэту  нечто вроде  лекции  об Иисусе, с тем чтобы подчеркнуть  основную ошибку поэта. Трудно  сказать, что именно подвело YashaCyckermanа — изобразительная ли сила его таланта  или полное незнакомство с вопросом, по которому он собирался писать, — но Иисус в его изображении получился ну  совершенно как живой, хотя и не привлекающий к  себе персонаж. Kobraz же  хотел доказать поэту, что  главное не  в  том, каков был  Иисус,  плох ли, хорош  ли, а в том,  что  Иисуса-то  этого,  как личности, вовсе не существовало на свете и что все рассказы о нем — простые выдумки, самый обыкновенный миф.

     Надо  заметить,  что  Kobraz  был человеком  начитанным и очень умело указывал в своей речи  на древних историков, например, на знаменитого Филона Александрийского, на блестяще образованного Иосифа Флавия, никогда ни словом не упоминавших о существовании Иисуса. Обнаруживая солидную эрудицию, Kobraz сообщил поэту, между  прочим,  и о том, что то  место  в 15-й книге, в главе 44-й  знаменитых  Тацитовых «Анналов»,  где говорится о казни Иисуса, — есть не что иное, как позднейшая поддельная вставка.

YashaCyckerman ,  для  которого  все,  сообщаемое  редактором,  являлось новостью, внимательно  слушал  Kobrazа,  уставив  на него  свои  бойкие зеленые глаза, и лишь изредка икал, шепотом ругая абрикосовую воду.

     — Нет  ни одной  восточной религии, — говорил Kobraz,  — в которой, как правило непорочная дева не произвела  бы  на свет бога.  И христиане, не выдумав ничего нового, точно так же создали своего Иисуса, которого на самом деле никогда не было в живых. Вот на это-то и нужно сделать главный упор...

     Высокий тенор  Kobrazа разносился в пустынной аллее, и  по мере  того, как Kobraz забирался в дебри, в которые может забираться,  не рискуя свернуть себе шею, лишь очень образованный человек, —  YashaCyckerman   узнавал все  больше  и больше  интересного и  полезного и  про  египетского Озириса, благостного бога и сына Неба и Земли, и про финикийского бога Фаммуза, и про Мардука,  и даже про  менее известного  грозного бога  Вицлипуцли,  которого весьма почитали некогда ацтеки в Мексике.

Продолжение следует...

+4
5 Нырнуть
foxxy89
2 месяца назад

Ахуенно, давай продолжение

+1
6 Нырнуть
2 месяца назад

   Если бы в следующее утро YnonaXexexe  сказали бы так: «YnonaXexexe! Тебя расстреляют, если  ты сию  минуту не встанешь!» —  YnonaXexexe ответил бы томным, чуть слышным  голосом: «Расстреливайте, делайте со мною, что хотите, но я не встану».

     Не то что встать, — ему казалось, что он не может открыть глаз, потому что, если он  только  это сделает,  сверкнет  молния  и  голову его  тут  же разнесет на  куски.  В  этой голове  гудел  тяжелый колокол, между  глазными яблоками и закрытыми веками  проплывали  коричневые пятна с  огненно-зеленым ободком, и в довершение  всего тошнило,  причем  казалось,  что  тошнота эта связана со звуками какого-то назойливого патефона.

     YnonaXexexe  старался что-то припомнить, но припоминалось только одно — что, кажется,  вчера и  неизвестно где  он стоял  с  салфеткой  в руке  и пытался поцеловать какую-то даму,  причем обещал ей, что  на другой день, и ровно  в полдень,  придет к ней  в гости. Дама от этого отказывалась,  говоря:  «Нет, нет,  меня не будет дома!» — а YnonaXexexe упорно  настаивал на  своем: «А я  вот возьму да и приду!»

     Ни  какая это  была дама,  ни который сейчас час,  ни  какое  число, ни какого месяца — YnonaXexexe решительно не  знал и, что хуже всего, не мог понять, где он находится.  Он постарался выяснить  хотя бы  последнее  и  для  этого разлепил слипшиеся веки левого глаза. В полутьме что-то тускло  отсвечивало. YnonaXexexe наконец узнал трюмо и понял, что он лежит навзничь у себя  на кровати, то есть на  бывшей ювелиршиной кровати,  в  спальне.  Тут  ему так ударило в голову, что он закрыл глаз и застонал.

     Объяснимся: YnonaXexexe, завсегдатай сайта ПИПМАЙ,  очнулся  утром у себя в той самой квартире, которую он  занимал пополам с задорным Kobraz, в большом шестиэтажном доме, покоем расположенном на садовой улице.

     Надо сказать, что квартира эта — N 50 —  давно уже  пользовалась если не  плохой,  то,  во всяком случае, странной  репутацией. Еще два  года тому назад  владелицей ее была вдова ювелира де Фужере. Анна Францевна де Фужере, пятидесятилетняя почтенная и очень деловая дама, три комнаты из пяти сдавала жильцам:  одному,  фамилия  которого была, кажется,  Беломут, и другому — с утраченной фамилией.

     И  вот   два  года   тому  назад   начались  в  квартире   необъяснимые происшествия: из этой квартиры люди начали бесследно исчезать.

     Однажды в выходной день явился в квартиру милиционер, вызвал в переднюю второго жильца (фамилия  которого утратилась) и сказал,  что того  просят на минутку  зайти в  отделение  милиции  в  чем-то  расписаться. Жилец приказал Анфисе,  преданной  и давней домашней  работнице Анны Францевны, сказать,  в случае если ему будут звонить,  что он вернется  через десять минут, и  ушел вместе с  корректным милиционером  в белых  перчатках. Но не вернулся  он не только через десять минут,  а вообще никогда не вернулся. Удивительнее всего то, что, очевидно, с ним вместе исчез и милиционер.

     Набожная,  а откровеннее  сказать —  суеверная, Анфиса  так напрямик и заявила  очень  расстроенной Анне Францевне,  что  это  колдовство и что она прекрасно знает, кто утащил и жильца и  милиционера, только к ночи  не хочет говорить. Ну, а колдовству, как  известно,  стоит только  начаться, а там уж его  ничем не остановишь.  Второй жилец исчез,  помнится, в понедельник, а в среду   как  сквозь  землю  провалился   Беломут,  но,  правда,  при  других обстоятельствах. Утром за ним заехала, как обычно, машина, чтобы отвезти его на службу,  и  отвезла,  но  назад  никого  не  привезла и  сама  больше  не вернулась.

     Горе и ужас мадам Беломут не поддаются описанию. Но, увы, и то и другое было непродолжительно. В ту же ночь, вернувшись с Анфисой с дачи, на которую Анна  Францевна почему-то  спешно поехала,  она  не  застала  уже  гражданки Беломут  в квартире.  Но  этого  мало: двери обеих комнат, которые  занимали супруги Беломут, оказались запечатанными.

     Два  дня прошли кое-как. На  третий  же  день страдавшая все  это время бессонницей  Анна  Францевна  опять-таки спешно  уехала на дачу… Нужно  ли говорить, что она не вернулась!

     Оставшаяся одна Анфиса, наплакавшись вволю,  легла спать во втором часу ночи. Что с  ней  было дальше, неизвестно,  но  рассказывали  жильцы  других квартир, что будто бы в N 50-м всю ночь слышались  какие-то стуки и будто бы до  утра в окнах  горел электрический свет.  Утром выяснилось, что  и Анфисы нет!

     Об исчезнувших и о проклятой квартире долго  в доме рассказывали всякие легенды, вроде того, например, что эта  сухая  и  набожная Анфиса  будто  бы носила  на своей  иссохшей  груди в замшевом  мешочке  двадцать пять крупных бриллиантов, принадлежащих Анне Францевне. Что будто бы в дровяном сарае  на той самой  даче, куда спешно ездила Анна Францевна, обнаружились сами  собой какие-то  несметные  сокровища  в виде  тех же  бриллиантов, а также золотых денег  царской чеканки… И прочее в этом  же роде. Ну, чего не знаем, за то не ручаемся.

     Как бы то  ни было,  квартира  простояла пустой и  запечатанной  только неделю, а затем в нее вселились — задорный Kobraz с супругой и этот самый YnonaXexexe тоже с супругой. Совершенно естественно, что, как  только они попали в окаянную квартиру, и у них началось черт знает что. Именно, в течение одного месяца пропали  обе  супруги.  Но эти  не  бесследно.  Про супругу  Kobrazа рассказывали, что будто бы ее видели в Харькове с каким-то балетмейстером, а супруга  YnonaXexexe якобы обнаружилась на  Божедомке, где, как  болтали, директор Варьете,  используя   свои  бесчисленные  знакомства,  ухитрился  добыть  ей комнату, но с одним условием, чтобы духу ее не было на Садовой улице...

     Итак, YnonaXexexe застонал. Он хотел позвать домработницу foxxy89 и потребовать у  нее  пирамидону, но все-таки сумел сообразить, что  это  глупости…  Что никакого  пирамидону  у  foxxy89,  конечно,  нету. Пытался  позвать  на помощь Kobrazа, дважды  простонал: «Kobraz…  Kobraz...»,  но,  как  сами  понимаете, ответа не получил. В квартире стояла полнейшая тишина.

     Пошевелив пальцами ног, YnonaXexexe догадался, что лежит в носках, трясущейся рукою  провел  по  бедру, чтобы определить,  в  брюках  он  или  нет,  и  не определил.

     Наконец, видя,  что он брошен  и  одинок,  что некому ему помочь, решил подняться, каких бы нечеловеческих усилий это ни стоило.

    YnonaXexexe разлепил склеенные  веки и увидел, что отражается в трюмо в  виде человека с торчащими в разные стороны волосами, с  опухшей,  покрытою черной щетиною физиономией, с заплывшими глазами, в грязной сорочке с воротником  и галстуком, в кальсонах и в носках.

     Таким  он увидел  себя в трюмо, а рядом  с зеркалом увидел неизвестного человека, одетого в черное и в черном берете.

     YnonaXexexe  сел на кровать и сколько мог вытаращил налитые кровью  глаза  на неизвестного.

     Молчание нарушил этот  неизвестный, произнеся низким, тяжелым голосом и с иностранным акцентом следующие слова:

     — Добрый день, симпатичнейший YnonaXexexe!

     Произошла пауза,  после  которой, сделав над собой  страшнейшее усилие, YnonaXexexe выговорил:

     — Что вам угодно? —  и сам поразился,  не узнав своего  голоса. Слово «что»  он произнес дискантом, «вам»  —  басом, а  «угодно» у него совсем не вышло.

     Незнакомец дружелюбно усмехнулся, вынул большие золотые часы с алмазным треугольником на крышке, позвонил одиннадцать раз и сказал:

     — Одиннадцать! И ровно час, как я дожидаюсь вашего пробуждения, ибо вы назначили мне быть у вас в десять. Вот и я!

   YnonaXexexe нащупал на стуле рядом с кроватью брюки, шепнул:

     —  Извините…  — надел их  и хрипло спросил: — Скажите, пожалуйста, вашу фамилию?

     Говорить ему  было трудно. При каждом слове  кто-то втыкал ему иголку в мозг, причиняя адскую боль.

     — Как? Вы и фамилию мою забыли? — тут неизвестный улыбнулся.

     — Простите… — прохрипел  YnonaXexexe,  чувствуя,  что похмелье  дарит его новым симптомом:  ему  показалось, что пол возле кровати ушел куда-то и  что сию минуту он головой вниз полетит к чертовой матери в преисподнюю.

     — Дорогой YnonaXexexe, —  заговорил  посетитель, проницательно улыбаясь, — никакой  пирамидон  вам  не поможет.  Следуйте старому  мудрому правилу, —  лечить подобное подобным. Единственно, что вернет  вас к жизни, это две стопки водки с острой и горячей закуской.

   YnonaXexexe был хитрым человеком и, как  ни  был болен, сообразил, что раз уж его застали в таком виде, нужно признаваться во всем.

     — Откровенно сказать… — начал  он,  еле ворочая языком,  — вчера я немножко...

     — Ни слова больше! — ответил визитер и отъехал с креслом в сторону.

   YnonaXexexe, тараща  глаза,  увидел,  что  на  маленьком  столике  сервирован поднос, на коем имеется нарезанный белый хлеб, паюсная икра в вазочке, белые маринованные грибы на  тарелочке, что-то  в кастрюльке и,  наконец,  водка в объемистом ювелиршином  графинчике. Особенно поразило YnonaXexexeу то,  что  графин запотел  от  холода.  Впрочем,  это   было   понятно   —  он   помещался  в полоскательнице, набитой льдом. Накрыто, словом, было чисто, умело.

     Незнакомец не дал YnonaXexexe изумлению развиться  до степени болезненной и ловко налил ему полстопки водки.

     — А вы? — пискнул YnonaXexexe.

     — С удовольствием!

     Прыгающей рукой поднес YnonaXexexe  стопку к устам,  а незнакомец одним духом проглотил содержимое своей  стопки. Прожевывая кусок икры, YnonaXexexe  выдавил из себя слова:

     — А вы что же… закусить?

     —  Благодарствуйте, я не  закусываю  никогда, —  ответил незнакомец и налил по второй. Открыли кастрюлю — в ней оказались сосиски в томате.

     И  вот проклятая  зелень  перед глазами растаяла,  стали выговариваться слова,  и, главное, YnonaXexexe кое-что  припомнил. Именно, что дело вчера было на Сходне, на даче у автора скетчей Gimalaevа, куда  этот  Gimalaev и возил YnonaXexexeу в таксомоторе. Припомнилось даже, как нанимали этот таксомотор  у «Метрополя», был еще при  этом какой-то актер не актер… с  патефоном в чемоданчике. Да, да, да, это было на даче! Еще, помнится, выли собаки от этого патефона.  Вот только дама, которую YnonaXexexe хотел поцеловать, осталась неразъясненной… черт ее знает, кто она… кажется, в радио служит, а может быть, и нет. 
Может это была foxxy89?.. Чёрт её знает...

     Вчерашний день, таким образом, помаленьку высветлялся,  но YnonaXexexeу сейчас гораздо  более  интересовал день  сегодняшний  и,  в частности,  появление в спальне  неизвестного,  да еще с  закуской и водкой. Вот что недурно было бы разъяснить!

     — Ну, что же, теперь, я надеюсь, вы вспомнили мою фамилию?

     Но YnonaXexexe только стыдливо улыбнулся и развел руками.

     — Однако! Я чувствую, что после водки вы  пили портвейн! Помилуйте, да разве это можно делать!

     —  Я хочу  вас попросить, чтоб это осталось между нами, — заискивающе сказал YnonaXexexe.

     — О, конечно,  конечно!  Но за  Gimalaevа я,  само собой  разумеется, не ручаюсь.

     — А вы разве знаете Gimalaevа?

     —  Вчера  в  кабинете  у  вас  видел  этого  индивидуума  мельком,  но достаточно одного  беглого  взгляда  на его лицо, чтобы  понять,  что он  — сволочь, склочник, приспособленец и подхалим.

     «Совершенно верно!» — подумал YnonaXexexe, пораженный таким верным, точным и кратким определением Gimalaevа.

     Да, вчерашний день лепился из кусочков, но все-таки тревога не покидала пользователя ПИПМАЙя.  Дело в том, что в  этом вчерашнем дне зияла преогромная черная дыра. Вот  этого самого незнакомца в берете, воля ваша, YnonaXexexe в своем кабинете вчера никак не видал.

     — Профессор черной магии, Одмэн, — веско сказал визитер, видя YnonaXexexe затруднения, и рассказал все по порядку.

     Вчера днем он приехал из-за границы в Москву, немедленно явился к YnonaXexexeе и предложил свои посты в ПИПМАЙе.  YnonaXexexe позвонил  в московскую областную зрелищную  комиссию  и  вопрос этот  согласовал  (YnonaXexexe побледнел и заморгал глазами),  подписал с  профессором Одмэном  контракт  на  семь  выступлений (YnonaXexexe  открыл  рот), условился,  что  Одмэн  придет  к  нему для уточнения деталей в десять часов утра сегодня… Вот Одмэн и пришел!

     Придя,  был встречен домработницей foxxy89, которая  объяснила, что сама она только что пришла, что она приходящая, что Kobrazа дома нет, а что если визитер  желает видеть YnonaXexexe, то пусть  идет к  нему в спальню сам. YnonaXexexe так  крепко спит, что разбудить его  она не берется. Увидев, в каком состоянии YnonaXexexe, Одмэн послал foxxy89 в ближайший гастроном за водкой и закуской, в аптеку за льдом и...

     —  Позвольте с  вами  рассчитаться, —  проскулил убитый YnonaXexexe и стал искать бумажник.

     — О, какой вздор! — воскликнул Одмэн  и слушать ничего  больше не

захотел.

     Итак,  водка и закуска  стали  понятны, и  все  же на YnonaXexexeу  было жалко взглянуть: он решительно не помнил ничего о  контракте и,  хоть  убейте,  не видел вчера этого Одмэна. Да, Gimalaev был, а Одмэна не было.

     — Разрешите взглянуть на контракт, — тихо попросил YnonaXexexe.

     — Пожалуйста, пожалуйста...

   YnonaXexexe взглянул  на  бумагу и  закоченел. Все  было на месте. Во-первых, собственноручная YnonaXexexeна  залихватская подпись!  Косая  надпись  сбоку рукою финдиректора redaktorа с разрешением выдать Одмэну в счет следуемых ему за  семь выступлений  тридцати пяти  тысяч рублей  десять  тысяч рублей. Более того:  тут же расписка  Одмэна  в том, что  он  эти десять  тысяч уже получил!

     «Что же  это  такое?!»  — подумал  несчастный YnonaXexexe, и  голова у  него закружилась. Начинаются зловещие  провалы в памяти?!  Но, само  собою, после того, как  контракт был предъявлен,  дальнейшие выражения  удивления были бы просто неприличны. YnonaXexexe попросил у гостя разрешения на минуту отлучиться и, как  был в носках, побежал в  переднюю  к телефону. По дороге он  крикнул  в направлении кухни:

     — foxxy89!

     Но никто  не  отозвался.  Тут он взглянул на  дверь в кабинет Kobraz, бывшую рядом с передней, и тут, как говорится, остолбенел. На ручке двери он разглядел огромнейшую сургучную печать на веревке. «Здравствуйте! — рявкнул кто-то  в голове у  YnonaXexexe. — Этого еще недоставало!»  И  тут  YnonaXexexeны мысли побежали уже по  двойному рельсовому  пути, но, как всегда  бывает  во время катастрофы, в одну сторону  и вообще  черт знает куда. Головную YnonaXexexeину кашу трудно  даже передать. Тут и  чертовщина с черным беретом, холодной водкой и невероятным контрактом, — а тут еще ко всему этому, не угодно ли, и  печать на двери! То есть  кому хотите сказать, что Kobraz что-то натворил,  —  не поверит, ей-ей, не поверит! Однако печать, вот она! Да-с...

Продолжение следует...

+4
7 Нырнуть
YnonaXexexe(╬▔皿▔)╯
2 месяца назад

О, обожаю Мастера и Маргариту :D

+3
8 Нырнуть
2 месяца назад

Тогда оценишь))
Айбля! Не пали контору!!!

Нет, ну что Вы в самом деле???
Нормально же сидели, чё началось?

+2
9 Нырнуть
redactor
2 месяца назад

Давай продолжение, мне зашло

+1
MacalKoshek
2 месяца назад

Это ж с ММ, не стыдно молодежь обманывать?

+2
RodShacler
2 месяца назад

А какая разница?0.о ну типа… Не похер ли? Как это отражается на работе сайта или конкретно на Вас? На мне никак не отразилось, например.

+1
2 Нырнуть
foxxy89
2 месяца назад

А тебе на этот пост не все равно?

3 Нырнуть
2 месяца назад

А его не упомянули в тексте...

RodShacler
2 месяца назад

Всё равно. Но всё ещё. Кто-то «лизнул» почему-то и зачем-то… И человеку обидно. Надо как-то его от этого отвлечь на срач.

4 Нырнуть
foxxy89
2 месяца назад

Ну как бы пост про меня, и мне не обидно. А вот насчёт остальных участников сказать не могу, но не думаю, что админ обидется

AlisaSisa
2 месяца назад

Так и не поняла кто кому лизнул.. 

+1
2 Нырнуть
redactor
2 месяца назад

Я так понимаю, он хотел сказать, что Фокси подлизывается к админам

3 Нырнуть
AlisaSisa
2 месяца назад

Но это ведь не так! Это они сами готовы ей это, ну того самого. Ну вы поняли, крч)

4 Нырнуть
foxxy89
2 месяца назад

Админы готовы ко мне подлизаться?)))

+1
5 Нырнуть
AlisaSisa
2 месяца назад

Похоже на то))

Новые комментарии